Классификация попаданцев

Автор статьи заранее предупреждает, что восприятие всех книг, на которые он ссылается, сугубо субъективно, а также, что он весьма придирчив к понятию Мэри Сью, которое затронет ниже. Если он нелестно отозвался о ком-то из ваших любимых писателей — помните, что на вкус и цвет цветные мелки всегда разные.

Прежде чем начинать классифицировать попаданцев в современной литературе, стоит узнать, что такое, собственно, попаданец.

Итак, попаданец — это один или несколько персонажей художественного произведения, попавшие неизвестно куда (чаще всего в прошлое или другой мир), чаще всего неожиданно, а в фэнтези еще и исключительно магическим или просто никак не объясняемым и не комментируемым по ходу текста путем.

Классификацию любого попаданца следует начинать с простого определения: истинный ли попаданец перед нами или Мэри Сью, избравшая его личину, дабы пробраться в книгу? Чтобы дать ответ на этот вопрос, прежде всего следует узнать, что это вообще такое — Мэри Сью.

Мэри Сью (англ. Mary Sue) или Марти Стю (англ. Marty Stu) — принятое в англоязычной среде (с недавних пор — и в русскоязычной) обозначение персонажа (в зависимости от пола), которого автор наделил гипертрофированными способностями. Автор произведения, как правило, ассоциирует себя со своей «Мэри Сью». Создание таких персонажей обычно считается плохим тоном. љ Википедия.

Разумеется, Мэри Сью также поддаются классификации, и качества, благодаря которым попаданцев можно распределить в отдельные категории, зачастую выражены в них даже ярче, чем в попаданцах, Мэри Сью не являющихся, но, тем не менее, данный критерий автор статьи находит наиболее важным.

Итак, рассматриваемый критерий: мэрисьюшность персонажа.

По этому критерию мы можем выделить два типа персонажа:

  • Мэри Сью;
  • попаданец обыкновенный.

Отличительными признаками Мэри Сью являются:

  •  невероятное в своей сложности («красоте», не соответствующей данному миру лингвистике, пафосе, нужное дописать) имя;
  • столь же невероятная внешность или обаяние, действующее безотказно на представителей всех рас, которых Мэри повстречает по ходу сюжета;
  • возраст с любым количеством нулей, не мешающий Мэри вести себя как трудный подросток;
  • древний род, из которого она происходит, королевские, эльфийские и любые другие корни на выбор (особенно, если это совершенно несочетаемые корни);
  • «язвительный» характер или характер типа «о, я такая стерва!», а также сомнительное чувство юмора и поведение, абсолютно не соответствующее культуре эпохи и страны, в которой она находится;
  • полная бесчувственность, неспособность к состраданию и прощению и равнодушие к чужим чувствам (видимо, в силу отсутствия собственных. Да и какие чувства у цветного картона?);
  • сверхспособности (любые и в любом количестве), которыми она поражает любое количество противников любой силы;
  • ехидное животное или артефакт;
  • половая распущенность;
  • свадьба в финале с молодым человеком «изумительной красоты, неуловимо напоминавшим тигра».

Если вы видите в тексте хотя бы один из вышеуказанных признаков, вам следует насторожиться. Если вы видите их хотя бы три — вы можете смело вышвырнуть книгу в окно. Это исключительно ради вашего же душевного здоровья.
В качестве яркого примера Мэри Сью можем привести книгу «А обещали сказку…» О. Мяхар.
Просим вас также осторожно относиться к литературе типа «Пародии на Мэри Сью». Там вы можете найти Мэри Сью еще более отвратительную для ваших эстетических и умственных взглядов и губительную для вашего рассудка. Впрочем, бывают пародии и весьма удачные, в качестве одной из таких мы можем назвать, например, «Чертов меч» Далина М. А. Как вы можете увидеть, Мэри Сью здесь перестает быть Мэри Сью, а становится вполне реальной героиней повести.
Как вы понимаете, Мэри Сью может быть не только дамой, но и мужчиной, и тогда именуется Марти Сью. В данном случае свадьба, как правило, заменяется стремительным взлетом по иерархической лестнице. Несмотря на то, что такой же стремительный взлет обычно наблюдается и в случае с Мэри Сью, но краеугольным камнем ее биографии становится все же любовная линия. Примером образцово-показательного Марти Сью является «Ричард Длинные Руки» Гая Юлия Орловского. Травиться им также категорически не советуем.
На этом мы оканчиваем обсуждать Мэри Сью, как наиболее ядовитый и распространенный вариант попаданца, и переходим к попаданцам обыкновенным.

Попаданцы обыкновенные (как, впрочем, и Мэри Сью) бывают двух видов:

  • попаданцы добровольные;
  • попаданцы невольные.

Критерий: добровольность

Попаданцы добровольные, как правило, точно знают, что планируют попасть в иной мир, а примерно в половине случаев даже представляют себе, в какой именно. Зачастую попаданцы добровольные специально готовятся к переходу в иной мир, имеют с собой специальные навыки, а также некоторое количество полезных предметов. У попаданцев добровольных могут быть разные причины для перемещения в иной мир, как то:

  • жажда приключений;
  • жажда встретиться с некими людьми, ждущими по ту сторону;
  • утрата всего, составляющего некий смысл жизни, в их родном мире;
  • проблемы в их родном мире и др.

Возвращаться в свой родной мир попаданец добровольный в большинстве случаев не хочет. Ярким примером попаданца добровольного является Саймон Трегарт, герой цикла Андрэ Нортон «Колдовской мир».

Попаданцы невольные, как это следует из их названия, попадают в иной мир случайно или насильственным путем. Зачастую попаданцы невольные являются вызываемыми сущностями, как то:

  • демонами;
  • духами;
  • суккубами;
  • пробужденными героями древности и др.

В противном случае он может оказаться в ином мире благодаря:

  • случайному прикосновению к некому артефакту;
  • случайному срабатыванию некоего заклинания;
  • случайному открыванию неких дверей и замков, которые открывать не следует;
  • собственной смерти в родном мире;
  • неким сумасшедшим магам и богам;
  • безо всяких объяснений и др.

В случае, если попаданец невольный — человек, он сильнейше рискует трансформироваться в Мэри Сью. Полезными в данной эпохе и стране навыками и вещами, как правило, не обладает. Спасается исключительно за счет умной головы, невысовывания на глаза местной инквизиции\другим органам управления и дружелюбия, чем от Мэри и отличается. Всеми способами в большинстве случаев пытается вернуться в свой мир. В качестве примера можно привести Егора из «Рыцаря Ордена» С. Садова. Данный персонаж близок к понятию Марти Сью, но все же не тождественен ему.

Также попаданцев можно разделить на:

  • тех, кто попросту попадает в иной мир;
  • на тех, чей привычный мир по каким-то причинам перестает быть таковым, и им приходится приспосабливаться к новому.

Критерий: характеристики нового мира

Характерным примером попаданцев первого типа можно назвать Ирену Хмель, героиню романа М. и С. Дяченко «Казнь». Это типичное попаданчество, свойственное романам жанра фэнтези и НФ.

Довольно яркими представителями другого являются Влад Кукаш и Чайка из романа С. Логинова «Имперские ведьмы». Несмотря на то, что персонажи не перемещаются за пределы знакомого им мира, все жизненные устои, к которым они привыкли, оказываются невозможными и бесполезными, и персонажам приходится приспосабливаться к жизни в новых обстоятельствах, что тоже можно назвать вариацией попаданчества. Наиболее характерно такое попаданчество, впрочем, для романов психологических или социальных фантазий, что не относится к жанру фэнтези, поэтому подробно мы этот вариант не рассматриваем.

Критерий: способ реализации попадания

Очень интересен также способ реализации попадания — нет, речь не о том, как именно попаданец оказывается в ином мире (способов бесчисленное количество, наиболее популярные из которых были рассмотрены выше), речь идет о том, в каком виде.

Всего таковых видов можно выделить три:

  • попаданец оказывается в чужом мире в своем теле и одетый в чем был;
  • попаданец, оказавшись в чужом мире, превращается в существо популярной там расы;
  • попаданец, оказавшись в чужом мире, подселяется в сознание одного из жителей этого мира.

Если в более ранней литературе о попаданцах они практически всегда оказывались в ином мире в том виде, в каком исчезли из своего родного (согласно совершенно справедливому замечанию О. Громыко в ее «Схема гениального произведения «Туда и отсюда»», лидируют кроссовки и джинсы (пример — персонаж А. Меррита в рассказе «Три строчки на старофранцузском»)), то теперь наиболее популярны два других варианта: персонаж, появляясь в новом мире, либо превращается в существо популярной там расы (Тим Крокетт у Генри Каттнер и Кэтрин Л. Мур в их рассказе «Жил-был гном»), либо вовсе вселяется в тело одного из обычных жителей мира, в который вторгся. В отдельных случаях сознание этого существа оказывается вытеснено в тело попаданца, оставшееся в родном для него мире, и тогда, как правило, мы можем отслеживать две параллельные линии событий. Наиболее часто варианты с обменом телами или же превращением в существо иной расы выдают в персонаже Мэри Сью.

Критерий: роль попаданцев в произведении

Обычно выделяют четыре вариации попаданческих сюжетов, как то:

  • попаданец-изменяющий;
  • попаданей-мессия;
  • попаданец-поселянин;
  • попаданец-накопитель.

Попаданец-изменяющий действует, как правило (хотя существуют и исключения), во благо мира, в который попадает. Причем, периодически, благо мира он оценивает исключительно со своей попаданческой точки зрения, и его попытки все исправить могут сделать все еще хуже. Впрочем, попаданец может приносить и реальную пользу. Изменения в окружающий мир он умудряется вносить обычно с помощью мышления, отличающегося от мышления жителей мира, в который попадает, или после своего появления оказываясь неким заключительным элементом, который должен активировать перемены. Зачастую попаданец-изменяющий получает шанс, и не один, вернуться в свой родной мир. В большинстве случаев отказывается, иногда же — вернувшись, рвется уже из своего мира в иной мир. Попаданца-изменяющего довольно часто путают с попаданцем-мессией, но, тем не менее, это принципиально разные вещи. Классический пример: Ярослав из «Голубятни на желтой поляне» В. Крапивина.

Попаданец-мессия, как уже было указано выше, частенько оказывается спутан с попаданцем-изменяющим. Причина этого в том, что мир, в котором очутились, меняют они оба, но разница
— в предназначении;
— в методах.
Попаданец-мессия изначально предназначен на роль некоего существа, которое должно изменить порядки, существующие в мире, в котором он оказывается, — для этого его, как правило, и выдергивают из его родного мира. В то же время попаданец-изменяющий начинает менять мир случайно и исключительно по собственному желанию, находя неприемлемыми существующие в мире порядки. У попаданца-мессии, как правило, нет шансов вернуться в родной мир, пока не будет выполнено то, для чего он предназначен. Более того, попаданец-мессия — это именно тот сорт попаданцев, которые действительно хотят вернуться домой, и обычно возвращаются при первом же удобном случае. Книги, в которых фигурируют такие попаданцы, построены по квестовому типу: убьешь Чорного Властелина, выполнишь миссию — получишь в конце плюшку, билет до дома.
Методы, которыми действуют такие попаданцы, существенно отличаются от методов попаданцев-изменяющих, прежде всего тем, что, если попаданцы-изменяющие добиваются результата с помощью умственных усилий, то попаданцы-мессии в большинстве случаев используют силы магические или военные, рискуя превратиться в Мэри Сью, что с ними чаще всего и происходит.
Классический пример — Виктор из книги С. Лукьяненко и Н. Перумова «Не время для драконов».

Попаданец-поселянин резко отличается и от тех, и от других. Он, как правило, не пытается ни менять мир, в котором очутился, ни совершать некие эпические подвиги. Попаданец-поселянин чаще всего стремится приспособиться к миру, в который попал, и жить в нем максимально мирно и комфортно. Иногда в его поведении все же проскальзывают черты попаданца-изменяющего — зачастую это свойственно попаданцам-поселянам, оказавшимся в прошлом или в мире магического Средневековья и привносящим туда мелкие новаторства из нашего времени. Попаданцы-поселяне иногда бывают учеными, изучающими мир, в который попали. В этих случаях они, обычно, и очутились в ином мире именно ради этого.
Попаданцы-поселяне, как правило, не умеют воевать, обладая при этом достаточно твердым характером, и чрезвычайно дружелюбны и разумны. В классическом фэнтези встречаются редко, наиболее часты в социальных фантазиях, а также в тех случаях, когда попаданчество происходит в пределах одного мира, когда персонаж оказался резко выброшен из своей родной культуры в иную.
При резкой необходимости попаданец-поселянин может мгновенно и правдоподобно мутировать в попаданца-изменяющего. Мэри Сью при разумном употреблении из него сделать довольно трудно.
Яркий пример: Жанна-Яблоня из книги «Корона, огонь и медные крылья» М. А. Далина.

Попаданец-накопитель отличается от всех предыдущих типов своими целями и методами. Это именно тот попаданец, который чаще всего мутирует в Мэри Сью. Этот попаданец также рассматривает свое попаданчество как некий квест, но квест без конечной великой цели. Фактически все его существование в новом для него мире подчинено страсти к накопительству — средств, титулов, экзотических любовников — значения не имеет. Чем больше имеет попаданец-накопитель, тем больше он хочет — или хочет для него автор. Процесс чтения таких книг, как правило, напоминает список «Так, эльф в героиню влюбился, дроу есть, гном есть, человек сейчас будет…» или «Адепт уже был, маг уже был, сейчас станем архимагом и всех согнем в бараний рог, а там и до бога недалеко…». В средствах, как правило, неразборчив и зачастую глуп, вульгарен и жаден. Изучать культуру мира, в который он попадает, обычно не хочет. Невероятно ясным примером такого попаданца является упомянутый выше «Ричард Длинные Руки», дамский вариант, сейчас довольно популярный — Лейна из одноименного юмористического романа Елены Петровой. Если вы обратите внимание, оба этих персонажа являются Мэри Сью, но весьма наглядны как пример попаданца-накопителя.

Интересен также тот факт, что, в завимости от пола, попаданцы наиболее «привержены» к определенным их типам. Так, женские персонажи, как правило, избирают вариант попаданца-мессии, мужские наиболее сильно привержены к роли попаданца-изменяющего и попаданца-поселенца. Надо заметить, что для роли попаданца-накопителя пол абсолютно незначим, и участвуют в книгах в роли попаданцев такого типа как мужские, так и женские персонажи.

Критерий: возраст

Важную роль в классификации попаданцев играет также возраст персонажа. Наиболее распространенный в современной литературе возраст попаданцев — от двенадцати до двадцати пяти лет. Конечно же, встречаются попаданцы и старше, но значительно реже.
Следует обратить внимание, что различные возрастные промежутки обычно имеют некое «притяжение» к тому или иному типу попаданчества из рассмотренных с помощью предыдущего критерия. Примерное разделение будет выглядеть следующим образом:

  • 12-20 лет;
  • 20-25 лет;
  • 25-… лет.

Заметим, что попаданцы до двадцати лет наиболее часто выступают в роли попаданцев-изменяющих.

Попаданцам до двадцати пяти в большей степени свойственна роль попаданцев-накопителей. И тем и другим весьма свойственна роль попаданцев-мессий.

Попаданцы взрослее в свою очередь обычно предпочитают роль попаданцев-поселенцев. Это, разумеется, не абсолютное правило, но, как правило, эта закономерность встречается во многих книгах современной литературы.

В наше время типаж девушки от двадцати до двадцати пяти лет почти стопроцентно определяется как Мэри Сью, что является ошибочным мнением, несмотря на то, что именно в этой «социальной группе» персонажей Мэри появляется наиболее часто.
Разумеется, это отнюдь не единственно возможные классификации попаданцев, и можно предложить еще большое количество критериев, согласно которым создать иные принципы разделения, но мы коснулись практически всех основных категорий и считаем нужным на этом остановиться.

Автор: © Copyright Наумова Ада (sannur@bk.ru)

Источник: http://samlib.ru/n/naumowa_a/klassifikaziya_popadanzev.shtml

Комментарии закрыты